память это:

память
— процессы организации и сохранения прошлого опыта, делающие возможным его повторное использование в деятельности или возвращение в сферу сознания. П. связывает прошлое субъекта с его настоящим и будущим и является важнейшей познавательной функцией, лежащей в основе развития и обучения. Исследования П. имеют междисциплинарный характер, так как в различных формах она встречается на всех уровнях жизни и включает не только процессы сохранения индивидуального опыта, но и механизмы передачи наследственной информации. Роль организации материала при запоминании подчеркивалась гештальтпсихологией. В психоанализе была предпринята попытка объяснения явлений забывания «вытеснением» неприятных, травмирующих впечатлений из сферы сознания. Английский психолог Ф. Бартлетт показал сложный реконструктивный характер процесса припоминания рассказов и зависимость его от существующих в данной среде культурных норм. Роль социокультурных факторов в формировании высших форм П. человека выявили французский психолог П. Жане и французский социолог М. Хальбвакс. Наряду с запоминанием произвольным изучались также процессы запоминания непроизвольного. Так, П. И. Зинченко и А. А. Смирнов исследовали зависимость успешности процессов запоминания от их места в структуре деятельности. В ходе онтогенетического развития (см. онтогенез) происходит смена способов запоминания, возрастает роль процессов выделения в материале осмысленных, семантических связей. Различные виды П. — моторная, эмоциональная, образная, словесно-логическая —иногда описываются как этапы такого развития. Заметное влияние на постановку проблемы П. оказала известная аналогия между этапами переработки информации человеком и структурными блоками вычислительных устройств (см. моделирование). При психологическом анализе П. важно учитывать, что она входит в целостную структуру человеческой личности. По мере развития мотивационно-потребностной сферы человека может изменяться его отношение к своему прошлому, вследствие чего одно и то же знание может по-разному храниться в П. человека.

Краткий психологический словарь. — Ростов-на-Дону: «ФЕНИКС». . 1998.

память
— процессы когнитивные — процессы запоминания, организации, сохранения, восстановления и забывания обретенного опыта, позволяющие повторно использовать его в деятельности или возвратить в сферу сознания. Память связывает прошлое субъекта с его настоящим и будущим и является важнейшей познавательной функцией, лежащей в основе развития и обучения.
В самой простой форме память реализуется как узнавание ранее воспринимавшихся предметов; в более сложной форма предстает; как воспроизведение в представлении предметов, не данных в восприятии актуально. Узнавание и воспроизведение бывают произвольными и непроизвольными.
Память лежит в основе любого психического явления. Без ее включения в акт познания ощущения и восприятия будут переживаться как впервые появившиеся, ориентировка в мире и его познание станут невозможными. Личность, ее отношения, навыки, привычки, надежды, желания и притязания — существуют благодаря памяти. Распад следов памяти равноценен распаду личности: человек превращается в живой автомат, способный лишь реагировать на стимулы, действующие в данный момент. Ныне память рассматриваются в контексте других процессов когнитивных. Задача психологии — рассмотреть сущность памяти как проявление личности.
Исследования памяти междисциплинарны, ибо в различных формах память встречается на всех уровнях жизни и включает в себя не только процессы сохранения индивидуального опыта, но и механизмы передачи наследственной информации.
В ходе развития онтогенетического (см. онтогенез) способы запоминания сменяются, возрастает роль процессов выделения в запоминаемом осмысленных, семантических связей. Различные виды памяти — моторная, эмоциональная, образная, словесно-логическая — иногда описываются как этапы такого развития. Анализ нарушений памяти и восприятия в клинике локальных поражений мозга головного позволил установить преимущественную связь процессов в полушарии левом мозга (у правшей) со словесно-логическими способами запоминания, а в полушарии правом — с наглядно-образными.
В основе явлений памяти на физиологическом уровне лежат изменения активности отдельных нейронов и их популяций, а также более постоянные изменения на, биохимическом уровне (в молекулах РНК и ДНК). Эти процессы обычно считаются субстратом двух форм памяти — памяти кратковременной и долговременной, что подтверждается экспериментально-психологическими данными.
Заметное влияние на постановку проблемы памяти оказала известная аналогия между этапами переработки информации человеком и структурными блоками компьютеров (см. моделирование). Но функциональная структура памяти обнаруживает значительно большую гибкость. Так, об отсутствии жесткой связи долговременного запоминания с процессами словесного повторения в памяти кратковременной свидетельствуют данные о возможности успешного узнавания огромных массивов сложно организованного зрительного материала. О возможностях памяти образной говорят описанные в литературе случаи выдающейся памяти, прежде всего эйдетизма.
При психологическом анализе памяти важно учитывать, что она входит в целостную структуру человеческой личности. По мере развития сферы мотивационно-потребностной может меняться отношение субъекта к своему прошлому, отчего одно и то же знание может по-разному храниться в памяти личности.
В памяти выделяются три взаимосвязанных процесса: запоминание, сохранение и воспроизведение.
В зависимости от установки на длительность сохранения выделяются память краткосрочная и долговременная. Различие этих видов памяти физиологически подтверждается различными следами, хранящими информацию.
По материалу, сохраняемому памятью, ее можно разделить на память когнитивную, эмоциональную и личностную. По модальности сохраняемых образов — память словесно-логическая и образная. Обычно уровень их развития у индивида неодинаков, и это позволяет говорить о преобладании одного из типов памяти.
Среди характеристик памяти выделяются такие природные свойства, как:
1) скорость запоминания — количество повторений, нужное для удержания информации в памяти;
2) объем запоминания;
3) скорость забывания — время, в течение коего запомнившееся хранится в памяти;
4) длительность сохранения;
5) точность.
Профессионализация памяти, овладение мнемотехникой, упражнения в запоминании и сохранении информации, особенности требований к его воспроизведению показывают влияние деятельности на развитие памяти. Память — не только дар природы, но и результат целенаправленного воспитания.

Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест. . 1998.

память
Категория.
Когнитивный процесс, состоящий в запоминании, сохранении, восстановлении и забывании приобретенного опыта.
Специфика.
В наиболее простой формой память реализуется как узнавание ранее воспринимавшихся предметов, в более сложной форма предстает как воспроизведение в представлении предметов, которые не даны в настоящее время в актуальном восприятии. Узнавание и воспроизведение могут быть произвольными и непроизвольными. В настоящее время память рассматриваются в контексте других когнитивных процессов (Р.Аткинсон, А.Бэддели, П.Линдсей, Д.Норман, Д.Румельхарт).

Психологический словарь. . 2000.

ПАМЯТЬ
(англ. memory) — запоминание, сохранение и последующее воспроизведение индивидом его опыта. Физиологической основой П. является образование, сохранение и актуализация временных связей в мозге (см. Мнема, Памяти физиологические механизмы, Следы памяти, Энграмма). Временные связи и их системы образуются при смежном во времени действии раздражителей на органы чувств и при наличии у индивида ориентировки, внимания, интереса к этим раздражителям.
История изучения П. в психологии неразрывно связана с общей историей психологии и отражает основные этапы ее развития. Одной из первых теорий П. является ассоцианистическая теория. Ее центральное понятие — «ассоциация» — обозначает связь, соединение и выступает в качестве объяснительного принципа всех психических образований. Необходимым и достаточным основанием для образования связи между 2 впечатлениями ассоцианизм считал одновременность появления их в сознании. Соответственно П. рассматривалась не как активный процесс (деятельность) человека с предметами или их образами, а как механически складывающийся продукт ассоциаций. Выделялись 3 типа ассоциаций — по смежности, по сходству и по контрасту. Содержание понятия ассоциации в дальнейшем существенно переосмыслялось и углубилось, но само это понятие прочно закрепилось в психологии П. Запоминание — это действительно связывание нового с уже имеющимся в опыте. По словам О. Мандельштама, «образованность — это школа быстрейших ассоциаций». Но связи образуются избирательно, и на вопрос о том, чем детерминируется этот процесс, ассоцианизм ответа не дает, ограничиваясь лишь констатацией фактов, которые свое научное обоснование получили гораздо позже.
Представители ассоциативной психологии (Г. Эббингауз, 1885; Г. Мюллер, 1911; А. Пильцеккер, 1900) сделали первые попытки экспериментального изучения П. . Основным предметом исследования было изучение устойчивости, прочности и силы ассоциаций. Важным вкладом в науку была разработка Эббингауза и его последователями методов количественного изучения процессов П.
Дальнейшие исследования П. были не простым продолжением этих работ, а их переносом на новые области и введением в исследование новых форм П. Бихевиористы провозгласили в качестве единственной задачи психологии установление однозначных связей между стимулами и реакциями, т. е. между внешними раздражителями и ответными движениями организма. Центральное место в исследованиях бихевиористов заняла проблема навыка (Э. Торндайк, Э. Толмен). П., с их т. зр., исчерпывалась приобретением различных двигательных и речевых навыков и изучалась преимущественно в непроизвольной форме. В исследованиях произвольной П. у бихевиористов в качестве центральной проблемы выступает проблема заучивания наизусть. В этих работах получили подтверждение и дальнейшее развитие известные положения о влиянии повторений на успешность заучивания, о его зависимости от объема и характера материала и т. д. Были получены также новые факты о зависимости продуктивности запоминания от различного рода установок, мотивов.
Представители гештальт-психологии (В. Кёлер, К. Коффка, М. Вертгеймер, К. Левин и др.) подвергли критике положения ассоцианизма о смежности элементов во времени и пространстве как условии возникновения ассоциаций. Они полагали, что в основе образования ассоциаций лежит закон целостности. Целое не сводится к простой сумме элементов; целостное образование — гештальтпервично по отношению к входящим в него элементам. В качестве ведущего условия запоминания гештальт-психологи рассматривали структуру материала. Поэтому для запоминания неорганизованного, бессмысленного материала, необходимо дополнительное исходное условие — намерение субъекта (см. Интенция). Однако рассматривая организацию, структуру материала, как главный объяснительный принцип, в частности для теории памяти, представители этого направления упустили из виду наиболее важную сторону процесса построения и закрепления образа — собственную деятельность человека. Между тем для запоминания имеет значение не столько сам по себе факт сходства или различия элементов, сколько действие человека, обнаруживающего эти сходства и различия.
В результате огромного числа экспериментально-психологических исследований сложились личностные теории П., которые выявили ряд факторов влияющих на протекание процессов П., особенно сохранения. Это такие факторы, как активность, интерес, внимание, осознание задачи, а также сопровождающие протекание процессов П. эмоции.
Коренные изменения в теоретических представлениях о П. и в ее экспериментальном изучении возникли на основе идеи социальной природы П. человека и возможности социального управления ее процессами. В работах П. Жане (1928), Л. С. Выготского и А. Р. Лурия (1930), А. Н. Леонтьева (1931), Ф. Бартлетта (1932) процессы П. начинают пониматься как социальная форма поведения, специфическое социально управляемое действие. Идея о социальной природе П. получила дальнейшее развитие в отечественной психологии. Новым шагом в анализе психологических механизмов П. явились сравнительные исследования непроизвольного и произвольного запоминания, наиболее полно развернутые в работах П. И. Зинченко (1939, 1961) и А. А. Смирнова (1948).
П. включена во все многообразие жизни и деятельности человека, поэтому формы ее проявления, ее виды и типы чрезвычайно многообразны (см. Памяти виды, Памяти типы). По характеру психической активности, преобладающей в деятельности, различают П. двигательную, эмоциональную, образную и словесно-логическую. По характеру целей деятельности выделяют П. непроизвольную и произвольную (см. Непроизвольное запоминание, Произвольное запоминание). Непроизвольная П. занимает большое место в жизни и деятельности людей: человек многое запоминает и воспроизводит без специальных намерений и усилий. Она является генетически первичной: ее формирование предшествует формированию и развитию произвольной П., которая позволяет запоминать с необходимой полнотой то, что человеку нужно в данный момент.
По времени закрепления и сохранения материала различают сверхкратковременную (см. Память сенсорная), кратковременную и долговременную П. Кратковременная П. является лабильной фазой П., которой соответствует удержание следа в форме реверберации нервных импульсов (см. Памяти морфологический субстрат, Памяти физиологические механизмы). Долговременная П. — стабильная фаза, которая предполагает сохранение следа за счет структурных изменений, вызванных к жизни в процессе их консолидации. Процесс консолидации является непременным условием последующих структурных изменений. Установлено, что общее время консолидации следов памяти (мнемических следов) колеблется в пределах от 10-15 с до 20-30 мин. Деление П. на кратковременную и долговременную не является общепринятым. С т. зр. некоторых авторов (А. Мелтон, 1963; Л. Постман, 1964), П. есть единый процесс, который представляется различным при его исследовании с помощью разных экспериментальных приемов. Тем не менее существует достаточно фактов, подтверждающих конструктивность и полезность различения кратковременной и долговременной П. Одной из альтернатив теории двойственности П. является теория уровней переработки информации (М. Познер, 1969). В этой теории кратковременная и долговременная П. рассматриваются как процессы, допускающие возможность различных способов кодирования информации.
Основные процессы П.: запоминание, сохранение, воспроизведение, узнавание и забывание. Запоминание — главный процесс П., от него во многом зависят полнота, точность, последовательность воспроизведения материала, прочность и длительность его сохранения. Запоминание и воспроизведение осуществляются в форме непроизвольных или произвольных процессов. Забывание обычно протекает как непроизвольный процесс. Протекание процессов запоминания, сохранения и воспроизведения определяется тем, какое место занимает данный материал в деятельности субъекта. Установлено, что наиболее продуктивно связи образуются и актуализируются в том случае, когда соответствующий материал выступает в качестве цели действия. Прочность этих связей определяется тем, какова степень участия соответствующего материала в дальнейшей деятельности субъекта, какова их значимость для достижения предстоящих целей.
Одним из направлений психологии, в русле которого выполнено большое количество работ по изучению П., является информационный подход, позволивший найти количественную меру запоминаемого материала — количество информации. Установлено, что объем кратковременной П. определяется количеством символов независимо от содержащейся в них информации. С этим фактом связывается проблема кодирования информации: важно кодировать запоминаемый материал символами, содержащими много информации. Проблема кодирования поставлена и в контексте изучения оперативной П. (см. Память оперативная) — как исследование способов преобразования материала при его оперативном запоминании. В связи с информационным анализом процесса запоминания широко изучены многообразные способы переработки информации в П., намечена определенная структура, т. е. общий состав и последовательность операций и действий мнемической деятельности. Трактовка П. как определенным образом организованной системы познавательных и собственно мнемических действий позволила выявить и, в известной мере, сблизить операциональный состав мыслительной и мнемической деятельности. Ж. Пиаже и Б. Инельдер приходят к выводу, что организация П. изменяется в зависимости от уровня схем мышления и прогрессирует вместе с интеллектом индивида. Образы П. составляют основной материал мышления. Л. М. Веккер (1998) говорит об интегративной функции П: она интегрирует не только отдельные когнитивные единицы (перцепты, концепты и пр.), но и различные когнитивные процессы — сенсорные, перцептивные, мыслительные — в целостную систему интеллекта. В последние десятилетия в русле когнитивной психологии изучается операциональный состав кратковременной и оперативной П. Это стало возможным благодаря разработке микроструктурного подхода к исследованию познавательных процессов (см. Метод микроструктурного анализа). Микроструктурные методы исследования позволили раскрыть содержание отдельных функциональных блоков, участвующих в обработке информации в кратковременной П. Особенно большое значение имеет анализ семантических преобразований информации, осуществляющихся в кратковременной П.
Индивидуальные особенности П. выражаются в различной быстроте, точности и прочности запоминания (см. Памяти типы). Они в определенной мере связаны с различиями силы возбуждения и торможения нервных процессов, степени их уравновешенности и подвижности. Однако сами свойства н. с. изменяются под влиянием условий жизни и деятельности людей. См. Прочность запоминания, Развитие памяти. (Т. П. Зинченко.)

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК. . 2003.

память
   ПАМЯТЬ (с. 422)
   Кажется, ничто так справедливо не распределено между людьми, как умственные способности: каждый доволен тем, что имеет. Но если никто не сетует на недостаток ума, то на свою память жалуются многие. Почти каждому случалось попадать в неловкое положение из-за того, что в нужный момент не удавалось вспомнить что-то важное. Бывает, что какая-то фамилия, дата или номер телефона словно выветрились из головы, хотя, казалось, хранились там достаточно надежно. Из-за чего происходит эта утрата? Можно ли преодолеть такую «утечку»? Ведь, как говорят, некоторым людям свойственна такая блестящая память, что у них никогда не возникает подобных затруднений.
   Действительно, известно немало примеров феноменальной памяти. Историки утверждают, что Юлий Цезарь и Александр Македонский знали в лицо и по имени всех своих солдат - до 30 000 человек. Этими же способностями обладал и персидский царь Кир. По имени и в лицо знал каждого из 20 000 жителей греческой столицы знаменитый Фемистокл. А Сенека был способен повторить 2000 не связанных между собой совершенно отдельных слов, услышанных лишь раз.
   Гениальный математик Леонард Эйлер поражал всех необыкновенной памятью на числа. Он помнил, например, шесть первых степеней всех чисел до ста. Академик А.Ф.Иоффе по памяти пользовался таблицей логарифмов. Другой замечательный ученый академик С.А.Чаплыгин мог безошибочно назвать номер телефона, по которому звонил лет пять назад случайно всего один раз. А великий русский шахматист Алехин мог играть по памяти «вслепую» с 30-40 партнерами.
   Кто-то скажет, что это примеры памяти людей исключительных, выдающихся. Вероятно, они и стали знамениты во многом благодаря своим незаурядным способностям, в частности - гигантскому объему памяти. А где уж нам, людям заурядным, тягаться с Цезарем и Фемистоклом! Ведь возможности нашей памяти гораздо скромнее...
   Однако это вовсе не так. Несколько лет назад крупнейший современный математик и кибернетик фон Нейман сделал сенсационное сообщение. По его расчетам получилось, что, в принципе, человеческий мозг может вместить такое количество информации, которое составляет содержание фонда Российской государственной библиотеки миллионов томов. Более того, наш мозг действительно насыщен самой разнообразной информацией, которая постоянно поступает туда на протяжении всей жизни и лишь частично воспроизводится по мере необходимости. Мы даже не отдаем себе отчет, сколько фактов, деталей и подробностей хранятся невостребованными в этом гигантском хранилище. Выяснить это отчасти позволяют эксперименты с гипнотическим внушением.
   Как известно, состояние гипнотического сна не является сном в привычном смысле этого слова. Под воздействием гипнотического внушения отключаются лишь высшие отделы головного мозга, и это открывает доступ к более глубоким уровням психики. «Под гипнозом» человек оказывается способен демонстрировать такие формы поведения, которых от него, казалось бы, трудно ожидать. При этом ему порой удается вспомнить такие факты, о наличии которых в своей памяти он даже не подозревал. Например, можете ли вы изобразить узор, соответствующий узору на обоях в той комнате, в которой вы лежали в своей кроватке в младенческом возрасте? Вряд ли кто-то способен осознанно и произвольно выполнить эту задачу. А вот в состоянии гипнотического сна многим это удавалось. Информация, однажды воспринятая много лет назад, долгие годы продолжает храниться в глубинах бессознательной памяти. Обстоятельства жизни не требуют ее воспроизведения, и она оказывается все глубже погребена под нагромождением вновь поступающих сведений, однако не исчезает бесследно. Со временем извлечь ее становится все труднее, практически невозможно, ибо для этого требуется сознательное усилие, а возможности сознания не безграничны. Сознание постоянно «сортирует» информацию на более и менее важную. В этом сложном процессе участвуют наши склонности, интересы, предпочтения, эмоциональные оценки. То, что представляется существенным (хотя и в этом выборе мы не всегда отдаем себе отчет), мы предпочитаем держать «под рукой», менее существенное откладывается «на дальних полках» информационного хранилища.
   Среди литературных героев невероятными способностями своей памяти отличался всем известный Шерлок Холмс. Его память хранила мельчайшие подробности, касавшиеся многообразных аспектов его ремесла. При этом Холмс демонстрировал поразительное невежество, например, в вопросах естествознания. Однажды даже выяснилось, что ему неизвестен тот факт, что Земля круглая. Пораженный этим Ватсон воскликнул: «Но теперь, когда я рассказал вам об этом, вы, надеюсь, запомните этот факт?» - «Напротив, - ответил Холмс. - Я постараюсь его как можно скорее забыть, чтобы не засорять голову ненужными сведениями. Ведь это не имеет никакого отношения к области моих интересов». Конечно, способность волевым усилием изгнать из памяти нежелательный элемент относится скорее к сфере литературных преувеличений. Впрочем, наше сознание без всяких особых усилий производит такой отбор. Нередко можно встретить школьника, который, казалось бы, категорически не способен запоминать химические формулы, исторические даты и иностранные слова. Но если порасспросить его о сфере его интересов, то выяснится, что он досконально помнит все детали творческой биографии любимых поп-звезд, может без устали перечислять труднопроизносимые иностранные имена, названия и даты выхода любимых дисков и может даже воспроизвести последовательность композиций на каждом из них. А все дело в том, что историческая хронология и спряжения английских глаголов просто не вызывают у него такого живого интереса и положительной эмоциональной оценки. Такая информация безотчетно отфильтровывается.
   Рассказывают, что Пушкин мог часами декламировать наизусть стихи французских поэтов. Конечно, способности Пушкина были уникальны. Но это касается его поэтического дара. А что до его памяти, то ее редкие возможности скорее следует объяснить тем фактом, что поэзия составляла основное содержание его жизни. Вряд ли в какой-то иной сфере его память проявлялась столь блестяще. По крайней мере, достоверных свидетельств этого не сохранилось.
   Известный американский психолог У. Джемс отмечал, что одной из наиболее ценных способностей нашего ума является способность забывать ненужное. Мозг человека устроен таким образом, что в каждый отдельный момент он может оперировать весьма ограниченным объемом информации. Под напором всего гигантского объема сведений, накопленных в памяти, его работа просто расстроилась бы. Поэтому не надо сетовать на то, что мы не можем с легкостью припомнить имена всех людей, с которыми в жизни встречались, и содержание всех книг, которые прочитали. Методом целенаправленной тренировки памяти (а такие методы существуют) можно было бы эту способность у себя развить в значительной мере. Но ради чего? Герой фильма «Человек дождя» был способен, прочитав один раз телефонный справочник, выучить его наизусть. Но не будем забывать, что этот человек страдал аутизмом - тяжелым расстройством сознания, распадом ценностных ориентации и предпочтений. Пытаясь уподобиться ему в его исключительных способностях, не рискуем ли мы впасть в подобную крайность - разучиться отличать главное от второстепенного, ценное от бесполезного? Ведь то, что мы (пускай и безотчетно) находим действительно важным, мы помним достаточно хорошо.
   Замечено также, что человек запоминает от силы треть из того, что он слышит, примерно половину — из того, что видит, и все сто процентов того, что он делает. Например, изучая работу компьютера, можно несколько раз прочитать инструкцию, но впоследствии затрудняться ее воспроизвести. А вот хотя бы один раз выполнив всю необходимую последовательность процедур «своими руками», забыть ее уже практически невозможно. Поэтому, когда требуется сохранить в памяти какую-то информацию, весьма желательно каким-то образом включить ее в структуру своей деятельности, использовать какие-то способы оперирования ею. Не верьте ловким манипуляторам, которые обещают с помощью «психологических» методов за две недели накачать в вашу голову «Большой англо-русский словарь». Чтобы по-настоящему заговорить по-английски, надо именно говорить. Требуются годы упражнений, чтобы разрозненные слова отложились в памяти в виде легко воспроизводимой языковой системы. А если у кого-то это получается совсем уж плохо, то скорее всего не потому, что память плохая. Просто ее система «фильтров», «сортировки» в силу неких индивидуальных причин не настроилась на сохранение именно этой информации. И это уже не проблема памяти, а проблема личности.
   На протяжении тысячелетий философы и литераторы интуитивно чувствовали, что память о прошлом - центр душевной жизни человека. Памяти придавалось мистическое значение. Древние греки считали богиню памяти Мнемозину матерью девяти муз, которые покровительствовали всем известным в то время наукам и искусствам.
   В античной философии - в текстах Аристотеля «О душе» и Платона «Менон», «Государство» - впервые в европейской традиции появляются опыты осмысления места памяти в психике, дошедшие до нас в виде философской рефлексии.
   Платон по аналогии с памятью пытался моделировать все многообразие душевного мира человека, считая именно ее той частью психики, которая причастна к миру божественных идей. Основной функцией души, по Платону, является «припоминание» универсального Знания. Акт понимания происходит в форме прозревания истинного положения вещей и неразрывно связан в античности с термином «память». Акт памяти объективирует душу. Через память индивидуальная душа вступает в связь с миром идей, пробуждается. Таким образом память фактически отождествляется с сознанием.
   Небезынтересно, что подобное представление, идущее, как видим, из глубокой древности, утвердилось в обыденном сознании, где память нередко отождествляется с самим сознанием, с умом. Вдумаемся: «беспамятство» - синоним потери сознания, «забыться» означает «утратить самоконтроль», и т.п. В русском языке слово «память» этимологически происходит от мнить — думать; «помнить» соответственно - «зафиксировать результат мысли».
   Первая развернутая концепция памяти принадлежит Аристотелю, посвятившему этой проблеме специальный трактат — «О памяти и воспоминании». В терминологии Аристотеля, память присуща и человеку, и животным, воспоминание же — только человеку, оно есть «как бы своеобразное отыскивание» образов и «бывает только у тех, кто способен размышлять», ибо «тот, кто вспоминает, делает вывод, что прежде он уже видел, слышал или испытал нечто в таком же роде». Аристотелем были сформулированы правила для успешного воспоминания (хотя приоритет тут предание приписывает древнегреческому поэту Симониду), впоследствии вновь «открытые» в качестве основных законов ассоциаций: по смежности, по сходству и по контрасту. Им был намечен ряд проблем, сохраняющих актуальность до настоящего времени: возрастные изменения и характерологические различия памяти, ее связь с членением времени и др.
   Идеи Аристотеля были восприняты стоиками и эпикурейцами, получив, однако, упрощенное толкование. Так, было утрачено представление об активном характере воспоминания, аристотелевской метафоре о «как бы отпечатках» в душе был придан буквальный смысл.
   В Новое время одна из наиболее интересных концепций памяти была разработана Ф.Бэконом. Искусство запоминания он делил на два учения: учение о вспомогательных средствах памяти и учение о самой памяти. По мнению Бэкона, основным вспомогательным средством памяти является письменность. Без такой помощи память не может справиться с материалом достаточно обширным и сложным. Бэкон отмечал, что исследование памяти осуществляется вяло и медленно. Правда, существует некое подобие искусства запоминания, но вполне может, как он полагал, существовать и более совершенная теория укрепления и развития памяти, чем та, которую предлагает это искусство. Искусство памяти, в изложении Бэкона, опирается на два понятия - предварительное знание и эмблемы. Предварительным знанием он называл своего рода ограничение бесконечности исследования. Когда мы пытаемся вызвать в сознании что-то, не обладая при этом никакими представлениями о том, что мы имеем, то такого рода поиски требуют огромного труда: ум не может найти правильного направления исследования, блуждая в бесконечном пространстве.
   Много внимания феномену памяти уделяли представители английского эмпиризма - Т.Гоббс, Дж.Локк - в связи с обсуждением проблемы опыта и критикой учения о врожденных идеях. Память, по Локку, есть как бы кладовая идей: «...это откладывание наших идей в памяти означает только то, что во многих случаях ум обладает способностью восстанавливать восприятия, однажды бывшие в ней, с присоединением к ним добавочного восприятия, что она их раньше имела». Введенному Локком представлению об ассоциациях как об одном из факторов, определяющих «движение идей», впоследствии в ассоциативной психологии было придано значение универсального принципа объяснения душевной жизни.
   По мнению И.Канта, память отличается от репродуктивного воображения тем, что она способна произвольно воспроизводить прежнее представление, что душа, следовательно, не становится просто игрой воображения. Фантазия, то есть творческое воображение, не должна вмешиваться в это, ибо в таком случае память стала бы неверной. Способность быстро запоминать, легко вспоминать и долго помнить — таковы формальные достоинства памяти. Однако, полагал Кант, эти свойства редко встречаются в совокупности. Когда кто-нибудь считает, что в его памяти что-то содержится, но не может довести это до сознания, то он говорит, что не может припомнить. Один древний мыслитель изрек: «Умение писать погубило память, сделало ее отчасти ненужной». В этом утверждении, подчеркивал Кант, есть доля правды.
   Первые попытки объективного исследования памяти были предприняты лишь в конце XX в. В 1885 г. Г.Эббингаузом в рамках ассоциативной психологии было выполнено первое экспериментальное исследование памяти. Интересно, что пионер экспериментальной психологии В.Вундт не использовал термин «память» в своих работах, считая его пережитком донаучной психологии, и откровенно критически относился к проекту Эббингауза, поставившего своей целью изучить законы ассоциаций. Однако именно благодаря экспериментам Эббингауза по заучиванию бессмысленных слогов были построены классические кривые забывания, а также впервые описан так называемый эффект края, которому впоследствии суждено было сыграть решающую роль в создании моделей памяти в когнитивной психологии. Кстати, и само использование бессмысленного материала, вызванное стремлением изучать законы памяти «в чистом виде», было включено потом в необихевиористскую традицию «вербального научения».
   В соответствии с ассоцианистской концепцией памяти весь механизм запоминания сводился к образованию ассоциаций между впечатлениями, непосредственно следующими друг за другом. Таких взглядов придерживались Эббингауз, а также Г.Мюллер, Ф.Шуман, А.Пильцекер и другие представители этого направления, чьи исследования выявили ряд важных закономерностей памяти. Однако в силу того, что ассоцианисты изучали только количественно-временные факторы памяти (изменение количества запоминаемых элементов при разном числе повторений предъявляемого ряда и в зависимости от распределения их во времени; зависимость сохранения элементов ряда от времени между заучиванием и воспроизведением и т.п.), их исследования не затронули такие важные проблемы, как зависимость памяти от направленности и содержания деятельности субъекта, связь памяти с восприятием, мышлением, речью и личностью в целом.
   Линию бихевиоризма фактически продолжил американский бихевиоризм (Э.Торндайк, Дж.Уотсон, позднее - К.Халл, Б.Скиннер). Бихевиористы, поставив изучение памяти в контекст общей проблемы научения, в конечном итоге отождествили память с приобретением навыков. Они подчеркивали роль подкрепления при возникновении реакции на стимул, однако не учитывали зависимость этого подкрепления у человека от его сознательной деятельности и особенностей личности. Исходя из признания общности в поведении животных и человека, бихевиористы исследовали вопросы усвоения и обучения главным образом на животных, что не позволило дать исчерпывающей характеристики процессов памяти у человека.
   Против такого отождествления было направлено учение французского философа-интуитивиста А.Бергсона. Противопоставляя простому репродуцированию однажды заученного материала (например, текста стихотворения) память о неповторимых событиях прошлого в их индивидуальности (например, самого единичного акта заучивания), Бергсон пытался доказать существование особой «образной» памяти, «сферы чистых воспоминаний», «памяти духа», по отношению к которой мозг может выступать лишь орудием проведения воспоминания в сознание, но не способен ни порождать их, ни быть их хранилищем. В этой концепции, по сути своей откровенно идеалистической, был с предельной остротой поставлен ряд проблем, вскрывавших ограниченность ассоцианистской доктрины памяти (проблемы узнавания, связи памяти и внимания, памяти и бессознательного и др.).
   С другой стороны, с резкой критикой «атомизма» и механицизма ассоцианистского представления о памяти выступила гештальтпсихология. Ее представители настаивали на целостном и структурном характере памяти, в частности на том, что самые следы должны пониматься как динамические системы, или поля сил. Соответственно, подчеркивалось значение структурирования материала при заучивании. К.Левин, занимавший в рамках этого направления особое место, в отличие от других его представителей подчеркивал роль потребностей и намерений субъекта в процессах памяти. Он трактовал эту роль как средство изменения напряжения в силовом поле, в котором образуется гештальт.
   Зависимость явлений памяти от личности человека отмечалась З.Фрейдом (хотя познавательным процессам в психоаналитических изысканиях непосредственное внимание не уделялось). По Фрейду, из памяти вытесняется все, что противоречит подсознательным влечениям человека, и, напротив, сохраняется все приятное, совпадающее с удовлетворением влечений. В экспериментальной психологии эта зависимость, однако, подтверждения не получила. По сей пень остается дискуссионным и положение Фрейда о первостепенной роли бессознательного в деятельности памяти.
   Во французской социологической школе было обращено внимание на историческую природу и социальную обусловленность памяти человека. Согласно взглядам П.Жане, память человека есть особое действие, «специально изобретенное людьми» и в принципе отличное от простой репродукции; это символическая реконструкция, воссоздание прошлого в настоящем. При этом социальный мир человека, выступая для него как бы своеобразным выразителем «коллективной памяти» общества, оказывается источником и упорядочивающей силой для его воспоминаний.
   В английской психологии сходную точку зрения отстаивал Ф.Бартлетт, сводивший память не столько к воспроизведению, сколько к реконструкции прежнего опыта.
   В отечественной психологии социальная природа развития памяти изучалась Л.С.Выготским. Придавая особую роль в культурном развитии человечества изобретению и применению знаков и считая, что с их помощью происходит превращение непосредственно протекающих психических процессов в опосредованные, Выготский видел сущность памяти в активном запоминании с помощью знаков. Проведенное в этой парадигме А.Н.Леонтьевым экспериментальное исследование высших форм запоминания показало, что ведущими моментами в формировании высших произвольных форм памяти оказываются включение в организацию запоминания искусственных «стимулов-средств» (знаков), совершенствование средств запоминания и их последующая интериоризация. В последующих работах советских психологов, в первую очередь В.П.Зинченко и А.А.Смирнова, изучение памяти человека было поставлено в контекст исследования его предметной деятельности.
   Современные исследования памяти за рубежом проводятся в основном представителями когнитивной психологии. Один из основных принципов этого направления - идея о неразрывной связи всех психических процессов, представляющих собой единую когнитивную (познавательную) сферу человека. Соответственно и память рассматривается как один из аспектов общего процесса переработки информации у человека. Под влиянием кибернетического подхода появилась так называемая блоковая модель переработки информации, в соответствии с которой когнитивная сфера представляет собой набор информационных хранилищ (блоков), где осуществляется обработка поступающего материала. След памяти проходит последовательно через все блоки.
   пока не поступает на постоянное хранение в блок долговременной памяти.
   В современной отечественной психологии изучение познавательных процессов, в частности памяти, оказалось сильно потесненным иными тенденциями - в первую очередь акцентированием проблематики личностного роста и межличностной коммуникации. Однако не подлежит сомнению, что это временная ситуация, ибо изучение личности бессмысленно при игнорировании природы познавательных процессов. Ибо справедливо много лет назад заметил Э.Клапаред: «Память подобна двусторонней улице: теория памяти должна обязательно зависеть от интерпретации идеи Я, а способ, по которому мы создаем Я, зависеть от конфигурации памяти».

Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо. . 2005.

Память
Термин поразному используется в психологии, но чаще всего он имеет одну из трех следующих трактовок:
• Функция сознания, позволяющая нам сохранять и восстанавливать информацию о прошлых событиях. Когда мы упорядочиваем чтото для запоминания и последующего воспоминания, то пользуемся своей памятью.
• Система хранения, с помощью которой воспоминания удерживаются в головном мозге. Такие термины, как долговременная и краткосрочная памятъ, используются для обозначения временного интервала хранения.
• Информация, которую мы фактически запоминаем, т. е. мы обладаем памятью о неких событиях.
Память: практические навыки
Изучение процессов запоминания и забывания позволило психологам разработать ряд методик для понимания или улучшения работы памяти в практических ситуациях.
• Исследование свидетельств очевидцев на суде показало, что воспоминания об инциденте подвержены неточностям и искажениям.
• Запоминание медицинской информации. Исследования в этой области (имеются в виду советы врачей и инструкции по применению медицинских препаратов) позволило психологам дать практикующим врачам много советов по улучшению качества общения с пациентами.
• Мнемонические методы можно с успехом использовать для запоминания простых задач — например, для заучивания списка имен.

Психология. А-Я. Словарь-справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС. . 2000.

Синонимы:

Антонимы:

Смотреть что такое "память" в других словарях:

  • ПАМЯТЬ — жен. (мнить, мнети) способность помнить, не забывать прошлого; свойство души хранить, помнить сознанье о былом. Память, относительно прошлого, то же. что заключенье, догадка и воображенье, относительно будущего. Ясновидение будущего… …   Толковый словарь Даля

  • ПАМЯТЬ — Единственной мерой времени является память. Владислав Гжегорчик Прошлое, хранящееся в памяти, есть часть настоящего. Тадеуш Котарбиньский В своей памяти каждый из нас художник: каждый творит. Патришия Хампл Многие путают свое воображение со своей …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • ПАМЯТЬ — памяти, мн. нет, жен. 1. Способность сохранять и воспроизводить в сознании прежние впечатления. Острая память. «Рыцари хотят послушать твоих песен, коли страх не отшиб у тебя памяти.» Пушкин. «Память может изменить вам.» Чернышевский. Зрительная… …   Толковый словарь Ушакова

  • ПАМЯТЬ — способность когнитивной системы живых существ кодировать и сохранять информацию при участии, как правило, высших когнитивных процессов. Первые попытки научного исследования человеческой П. берут свое начало с работы нем. психолога Г. Эббингаузе… …   Философская энциклопедия

  • ПАМЯТЬ — ПАМЯТЬ, и, жен. 1. Способность сохранять и воспроизводить в сознании прежние впечатления, опыт, а также самый запас хранящихся в сознании впечатлений, опыта. Моторная п. (память привычка). Эмоциональная п. (память чувств). Образная п. Врезаться в …   Толковый словарь Ожегова

  • память — без памяти, быть на памяти, в здравом уме и твердой памяти, врезаться в память, выйти из памяти, выскочить из памяти, держать в памяти, завязать на память узелок, залечь в память, изгладиться из памяти, приводить на память, свежо в памяти,… …   Словарь синонимов

  • ПАМЯТЬ — способность к воспроизведению прошлого индивидуального опыта; одно из осн. свойств нервной системы, выражающееся в способности длительно хранить информацию о событиях внеш. мира и реакциях организма и многократно вводить её в сферу сознания и… …   Биологический энциклопедический словарь

  • Память —  Память  ♦ Mémoire    Осознание прошлого в настоящем, как в потенции (способность), так и в действии (запоминание или припоминание). Как и любая форма сознания, память актуальна, но становится таковой лишь в силу своей способности воспринимать… …   Философский словарь Спонвиля

  • память — у всех различна. Это связано с индивидуально психологическими и возрастными особенностями людей. На основании подъемов и спадов уровней интеллектуальных функций замечаются подъемы и спады в памяти. Так, возраст 18 25 лет отличается высоким… …   Универсальный дополнительный практический толковый словарь И. Мостицкого

  • память — ПАМЯТЬ, истор. – Документ распорядительного характера (прим. авт.). – Память воеводы (3. 3). Сл.РЯ XI XVII. 14. 141: память (в 9 м знач.) «общее название письменных сообщений, деловых записей, документов различного характера» (1490 г.). Память… …   Словарь трилогии «Государева вотчина»

Книги

  • Память, Владимир Чивилихин. В своем произведении Владимир Чивилихин (1928—1984) размышляет об отношении современников к духовному и историческому наследию, о проблемах изучения истории, художественно реконструирует… Подробнее  Купить за 380 руб
  • Память, Ольга Берггольц. Вашему вниманию предлагается сборник стихов О.Ф.Берггольц "Память" и мини-пластинка со стихами в исполнении автора… Подробнее  Купить за 220 руб
  • Память, Владимир Чивилихин. В своем произведении В.Чивилихин (1928-1984) размышляет об отношении современников к духовному и историческому наследию, о проблемах изучения истории, художественно реконструирует некоторые… Подробнее  Купить за 180 руб
Другие книги по запросу «память» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»